Игорь Пыхалов

ИСТОРИЯ ОДНОЙ ФАЛЬШИВКИ

Давно известно: чем чудовищнее ложь, тем больше шансов, что в нее поверят. Изощряясь в своей клевете на И.В.Сталина, его противники доходят до кощунственного утверждения, будто он был агентом царской Охранки. Подобные слухи распускались русскоязычными эмигрантами еще в 20-е - 30-е годы, но их абсурдность была настолько очевидной, что, как признавал позже известный американский советолог Исаак Дон Левин, даже наиболее критически настроенные биографы Сталина того времени, «в том числе его злейший враг Лев Троцкий, отвергали это обвинение как чудовищное и абсолютно недоказуемое»1).

В самом деле, поливая Сталина грязью в своих опусах, Троцкий периодически вынужден был констатировать:

«Рассказ о том, будто Иосиф преднамеренно выдал всех участников семинарского кружка, является несомненной клеветой»2).

«Мужество мысли было чуждо ему. Зато он был наделен бесстрашием перед лицом опасности. Физические лишения не пугали его. В этом отношении он был подлинным представителем ордена профессиональных революционеров и превосходил многих из их числа»3).

Однако начатая Хрущевым кампания по разоблачению «культа личности» вдохновила зарубежных фальсификаторов истории на решительные действия. 23 апреля 1956 года уже упомянутый Исаак Левин опубликовал в американском журнале «Лайф» сенсационный «документ», полученный, по его словам, «от трех русских эмигрантов безупречной репутации» - письмо жандармского полковника А.М.Еремина ротмистру А.Ф.Железнякову следующего содержания4):


М.В.Д.
ЗАВЕДЫВАЮЩИЙ
ОСОБЫМ ОТДЕЛОМ
ДЕПАРТАМЕНТА ПОЛИЦИИ
12 июля 1913 года
№2898

Совершенно секретно
Лично

Начальнику Енисейского Охранного отделения А.Ф.Железнякову

[Штамп: «Енисейское Охранное отделение»]

[Входящий штамп Енисейского Охранного отделения:] Вх. №152 23 июля 1913 года

Милостивый Государь
Алексей Федорович!

Административно-высланный в Туруханский край Иосиф Виссарионович Джугашвили-Сталин, будучи арестован в 1906 году, дал начальнику Тифлисского г[убернского] ж[андармского] управления ценные агентурные сведения. В 1908 году н[ачальни]к Бакинского Охранного отделения получает от Сталина ряд сведений, а затем, по прибытии Сталина в Петербург, Сталин становится агентом Петербургского Охранного отделения.

Работа Сталина отличалась точностью, но была отрывочная.

После избрания Сталина в Центральный комитет партии в г. Праге Сталин, по возвращении в Петербург, стал в явную оппозицию правительству и совершенно прекратил связь с Охраной.

Сообщаю, Милостивый Государь, об изложенном на предмет личных соображений при ведении Вами розыскной работы.

Примите уверения в совершенном к Вам почтении

[Подпись:] Еремин


Однако даже среди падких на антисоветские сенсации эмигрантов этот «документ» вызвал весьма скептическую реакцию:

«И, наконец, нельзя обойти молчанием шумную публикацию в нью-йоркском журнале «Лайф» (номер от 23 апреля) фальшивого документа, пытающегося доказать, что Сталин при царизме был агентом Охранки. Этот псевдодокумент был представлен четыре года назад Б.Суварину5), который тотчас и категорически объявил его фальшивкой»6).

Если даже такой яростный антикоммунист, как Суварин, сходу признал «документ» фальшивым, то у него, надо полагать, были для этого веские доводы. Каковы же они? Вот что пишет по поводу подлинности «письма Еремина» современная исследовательница, ведущий научный сотрудник Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ) Зинаида Ивановна Перегудова7):

- Письмо датировано 12 июля 1913 года, однако полковник Еремин в это время уже не являлся заведующим Особым отделом Департамента полиции, так как 11 июня 1913 года был назначен начальником Финляндского жандармского управления. Следовательно, подписать письмо в качестве заведующего Особым отделом он не мог.

- ГАРФ располагает множеством документов за подписью Еремина, очень характерной. Графологическая экспертиза однозначно установила: подпись под «письмом Еремина» не принадлежит Еремину.


Слева: «подпись Еремина» под фальшивым документом. В центре - подпись Еремина, выгравированная на серебряном кувшине, на которую ссылался Исаак Левин, доказывая подлинность письма. Справа - подпись Еремина на хранящемся в архиве прошении об отпуске.

- В июле 1913 года Енисейского Охранного отделения не существовало, а имелся только Енисейский розыскной пункт.

- Заведующим Енисейским розыскным пунктом действительно был ротмистр Железняков, но не Алексей Федорович, а Владимир Федорович.

- Со второй половины 1910 года для Особого отдела были заказаны новые бланки, где в штампе слово «заведывающий» было заменено на слово «заведующий».

- Угловой штамп письма существенно отличается от типографски выполненного штампа.

- На письме проставлен исходящий номер 2898. Однако документ с таким номером не мог выйти из Особого отдела, поскольку для каждого из отделов Департамента полиции был отведен свой диапазон исходящих номеров. При этом Особый отдел имел номера, начиная с №93001. А №2898 относился к отделу 1-го делопроизводства.

Настоящий же документ за №2898 вышел из Департамента 16.03.1913 года. Вот его краткое содержание:

«Письмо Управл. Екатеринослав. губ. Н.А.Татищеву, сообщение по поводу дерзкой выходки трех неизвестных злоумышленников по отношению к стоящему на посту возле силовой станции городского водопровода городовому».

- Даты, проставленные в штампах «входящего» и «исходящего», вписаны одной и той же рукой.

Каждого из перечисленных пунктов в отдельности вполне достаточно, чтобы признать «документ» фальшивым. Но кроме этого, фабрикаторы «письма» допустили и ряд «мелких» (естественно, по сравнению с перечисленными «ляпами») проколов. Так, Джугашвили назван Сталиным, хотя этот псевдоним только что появился и был малоизвестен по сравнению с другими его партийными кличками; имя и отчество указаны как «Иосиф Виссарионович», хотя по правилам тогдашней русской орфографии следовало писать: «Иосиф Виссарионов» и т.д.

Остается только согласиться с мнением издававшегося Сувариным журнала:

«редко появляется на свет фальшивка более фальшивая, чем эта»8).

Становится понятным и то, почему «документ» впервые «всплыл» именно в 1956 году, а не раньше - такая грубая подделка могла выглядеть убедительной лишь на фоне начатой Хрущевым беспрецедентной кампании самооплевывания.

Но, как часто случается с разоблаченными фальшивками, «письмо Еремина» не кануло в Лету, а продолжало периодически всплывать, как только появлялся соответствующий социальный заказ. В следующий раз о нем вспомнили в разгар антисталинской истерии, развязанной Горбачевым. 30 марта 1989 года два доктора исторических наук - Г.А.Арутюнов и Ф.Д.Волков - публикуют статью в «Московской правде»9), в которой приводят текст «ереминского документа», сопроводив его следующим комментарием:

»В 1961 году один из авторов этой статьи - профессор Г.Арутюнов, работая в Центральном государственном архиве Октябрьской революции и социалистического строительства, нашел документ, подтверждающий, что Иосиф Джугашвили (Сталин) был агентом царской Охранки.
Подлинник этого документа хранится в ЦГАОР (Москва, Большая Пироговская, 17) в фонде департамента полиции Енисейского губернского жандармского управления Фонды министерства насчитывают около 900 тысяч единиц хранения.
Приводим документ полностью:
».

Далее в статье идет текст «письма Еремина». Затем, как еще одно доказательство «провокаторства» Сталина, следующий документ, якобы хранящийся в архиве:

«Бакинскому Охранному отделению. Вчера заседал Бакинский комитет РСДРП. На нем присутствовал приехавший из центра Джугашвили-Сталин Иосиф Виссарионович, член комитета «Кузьма» и другие. Члены предъявили Джугашвили-Сталину обвинение, что он является провокатором, агентом Охранки, что он похитил партийные деньги. На это Джугашвили-Сталин ответил им взаимными обвинениями».

И наконец, для пущей убедительности приводится свидетельство старого члена партии О.Г.Шатуновской:

«В 1962 году Ольга Григорьевна Шатуновская, будучи членом КПК и комиссии по реабилитации жертв культа личности, поставила перед ЦК КПСС вопрос об обнародовании материалов о Сталине как агенте царской Охранки. Хрущев сказал, что сделать это невозможно. «Выходит, что страной более 30 лет руководил агент царской Охранки, хотя за границей и пишут об этом». Таковы были, по ее воспоминаниям, слова Никиты Сергеевича».

Однако три месяца спустя газета вынуждена была опубликовать опровержение10):


ОФИЦИАЛЬНАЯ СПРАВКА

Центрального государственного архива Октябрьской революции, высших органов государственной власти и органов государственного управления СССР об информации в статье Г.Арутюнова и Ф.Волкова «Перед судом истории», опубликованной в газете «Московская правда».

В органе МГК КПСС и Моссовета газете «Московская правда» за 30 марта 1989 г. (№76) опубликована статья «Перед судом истории», в которой утверждается, что Джугашвили-Сталин был агентом царской Охранки.

Авторы статьи - доктор исторических наук Г.А.Арутюнов и Ф.Д.Волков.

В статье указывается: «В 1961 году один из авторов этой статьи - профессор Г.Арутюнов, работая в Центральном государственном архиве Октябрьской революции и социалистического строительства, нашел документ, подтверждающий, что Иосиф Джугашвили (Сталин) был агентом царской Охранки. Подлинник этого документа хранится в ЦГАОР (Москва, Большая Пироговская, 17) в фонде Департамента полиции Енисейского губернского жандармского управления».

И далее воспроизводится якобы найденный Г.А.Арутюновым в ЦГАОР СССР текст письма заведующего Особым отделом Департамента полиции полковника Еремина с информацией о том, что Джугашвили-Сталин являлся агентом царской Охранки (см. статью «Перед судом истории»).

В связи с данной публикацией и утверждениями авторов статьи ЦГАОР СССР после тщательной и всесторонней проверки имеющихся архивных документов считает необходимым сообщить следующее:

1. В статье указывается, что письмо полковника Еремина Г.Арутюнов нашел в «фонде Департамента полиции Енисейского губернского жандармского управления». Такого архивного фонда в ЦГАОР СССР никогда не было и нет. Следовательно, найти вышеуказанное письмо полковника Еремина в несуществовавшем и несуществующем архивном фонде невозможно.

2. Просмотр и изучение архивных дел фонда Департамента полиции Министерства внутренних дел и, в частности, Особого отдела Департамента полиции, которое возглавлял полковник Еремин, показало, что воспроизведенного в статье его письма не было и нет. Каких-либо изъятий листов в делах не обнаружено.

3. Имеется реестр исходящих бумаг из Особого отдела Департамента полиции, в частности, за 1913 год. В нем за 12 июля 1913 года отсутствует запись об отправлении письма полковника Еремина в «Енисейское Охранное отделение». В этой связи следует сделать существенное уточнение: в июле 1913 года Енисейского Охранного отделения уже не существовало, так как еще в июне была проведена реорганизация в системе политического сыска, в результате которой вместо Охранного отделения функционировал Енисейский розыскной пункт. Заведующим Енисейским розыскным пунктом был Железняков Владимир Федорович, а не Алексей Федорович, как об этом указано в так называемом письме полковника Еремина. Не было и нет данного документа в соответствующих архивных фондах и Красноярского краевого государственного архива.

4. Воспроизведенное в статье письмо полковника Еремина датировано 12 июля 1913 года. При изучении архивных дел Департамента полиции установлено, что полковник Еремин в это время уже не являлся заведующим Особым отделом Департамента полиции, так как 11 июня 1913 года был назначен начальником Финляндского жандармского управления.

Последний документ, который подписан полковником Ереминым, имеет дату 19 июня 1913 года. В тот же день был издан циркуляр с предписанием впредь письма адресовать на имя нового заведующего Особым отделом Департамента полиции М.Е.Броецкого.

Следовательно, находясь в июле 1913 г. на другой работе и в другом месте, полковник Еремин не имел ни прав, ни возможностей и даже необходимости подписывать 12 июля 1913 г. служебное письмо со штампом особого отдела Департамента полиции, так как эта работа могла быть выполнена новым должностным лицом, в обязанности которого она входила, если бы была в том потребность.

5. Все документы, находящиеся в департаменте переписки, подписанные полковником Ереминым по 19 июня 1913 года и его преемником Броецким в последней декаде июня 1913 года, имеют в левом верхнем углу типографски выполненный штамп «Заведующий Особым отделом Департамента полиции», а в воспроизведенном в статье письме Еремина этот штамп имеет следующий текст: «М.В.Д. Заведывающий Особым отделом Департамента полиции», т.е. отличается от хранящихся в деле такого рода документов. В имеющихся на этих документах типографских штампах нет слова «МВД» и везде «Заведующий», а не «Заведывающий».

6. По существовавшим в то время правилам ведения делопроизводства каждому структурному подразделению Департамента полиции устанавливалась строго определенная нумерация исходящих документов. Особый отдел Департамента полиции в соответствии с приказом имел номера, начиная с №93001. Письмо же полковника Еремина от 12 июля 1913 года имеет №2898, т. е. совершенно другой, не совпадающий с нумерацией, установленной для этого структурного подразделения.

7. Авторы утверждают, что «в ЦГАОР СССР - в фондах Бакинского Охранного отделения - имеется любопытный документ: донесение агента Охранки Фикуса». И далее в статье приводится текст донесения этого агента. […]

Во-первых, в ЦГАОР СССР не было и нет фондов Бакинского Охранного отделения. Следовательно, не было и нет воспроизведенного в статье документа, т.е. донесения агента Фикуса.

Во-вторых, в делах переписки Особого отдела Департамента полиции МВД с Бакинским Охранным отделением имеются Сводки об агентурных сведениях по партии «социалистов-демократов», которые составлены официальными лицами Кавказского районного Охранного отделения, и в них указанной выше авторами информации о Джугашвили-Сталине не содержится.

В-третьих, донесения агентов Охранки, как известно, представлялись в устной форме, на основе чего составлялись Сводки об агентурных сведениях, которые направлялись в центр. Поэтому авторы статьи никак не могли обнаружить в ЦГАОР СССР, как они пишут, «любопытный документ: донесение агента Охранки Фикуса».

8. Приведя несколько текстов из донесения агента Фикуса о деятельности Бакинского комитета, авторы статьи пишут:

«Каждый шаг работы Бакинского комитета становился известным Охранке. Ее осведомитель, то есть поставщик информации Фикусу, был весьма компетентным и честно служил тайной полиции. Мы можем предполагать, что им был И.Сталин».

Предположения авторов ни на чем не основаны. Если они дешифровали кличку агента Фикуса, как об этом указывалось в статье (хотя это было сделано задолго до них), то имели возможность получить весьма обстоятельную информацию из имеющейся в архиве справки о том, что был и чем занимался агент под кличкой Фикус. Им являлся Н.С.Ериков, крестьянин Тифлисской губернии, рабочий, проживающий под нелегальным именем Д.В.Бакрадзе. Этот человек состоял в социал-демократической партии с 1897 г., в 1906 г. был членом комитета в одной из городских организаций на Кавказе, в 1908 г. находился в Баку, в 1909 г. был членом Балаханского комитета, находился в близких сношениях с руководителями социал-демократических организаций.

В то же время с апреля 1909 по 1917 г. он состоял секретным сотрудником Бакинского Охранного отделения по РСДРП. Следовательно, агент Фикус сам имел хорошую возможность получать необходимую информацию о деятельности социал-демократических организаций этого региона и не нуждался в специальных поставщиках ему сведений. К тому же он не имел права входить в сношения с другими лицами без особого на то разрешения.

9. В фондах Департамента полиции имеются документы, содержащие информацию о лицах, являвшихся агентами тайной царской полиции. В этих списках называются фамилии, имена, отчества лиц, поставлявших сведения, их агентурная кличка. В этих списках фамилии Джугашвили-Сталина нет.

10. После Февральской буржуазно-демократической революции 1917 года Временное правительство создало ряд специальных комиссий по выявлению провокаторов и агентов тайной полиции среди революционной демократии. Работа велась на основе изучения документов Департамента полиции (ЦГАОР СССР, ф.1467, 503, 504). Такого же характера проводилась работа советскими органами вскоре после Великой Октябрьской социалистической революции. Среди выявленных провокаторов и агентов Джугашвили-Сталина не было.

Таким образом, в Центральном государственном архиве Октябрьской революции, высших органов государственной власти и органов государственного управления СССР архивных документов, в том числе письма полковника Еремина от 12 июля 1913 года, донесения агента Фикуса, подтверждающих, что Джугашвили-Сталин являлся агентом царской Охранки, не имелось и не имеется.

Следовательно ни Г.А.Арутюнов, ни Ф.Д.Волков не могли ни в 1961 г., ни раньше и ни позже найти в архивных фондах ЦГАОР СССР так называемого письма полковника Еремина и донесения агента Фикуса, которых в действительности не было.

Авторы статьи «Перед судом истории» выдали за свою находку фальшивку, подделку так называемого письма полковника Еремина, опубликованную американским советологом Исааком Левиным в американском журнале «Лайф» №10 за 14 мая 1956 года11).

Приводим предоставленные ЦГАОР СССР копии двух документов, что имеются в архиве: с подписью А.Еремина и его штампом в левом верхнем углу, а также воспроизведенного по публикации в журнале «Лайф», который архивисты считают подделкой.

Эта фальшивка распространялась и раньше, распространяется и в настоящее время в Советском Союзе.

Даже И.Левин в своей статье в журнале «Лайф» вынужден был признать, что наиболее критически настроенные биографы Сталина, имея в виду провокаторство, «в том числе его злейший враг Лев Троцкий, отвергали это обвинение, как чудовищное и абсолютно недоказуемое».

Приходится сожалеть, что редакционная коллегия газеты «Московская правда» и ее ответственные сотрудники при подготовке к печати статьи Г.А.Арутюнова и Ф.Д.Волкова «Перед судом истории» отступили от общепринятого в таких случаях требования и не сочли возможным обратиться в ЦГАОР СССР для подтверждения наличия в архивных фондах публикуемого этими авторами так называемого письма полковника Еремина и донесения агента Фикуса.

Дирекция ЦГАОР СССР


В том же номере «Московской правды» опубликовано и совместное письмо О.Г.Шатуновской и С.Б.Шеболдаева:

«Мы вынуждены выразить свое отношение к статье Г.Арутюнова и Ф.Волкова «Перед судом истории», опубликованной в «Московской правде» от 30 марта с.г. Статья, к сожалению, во многом отклоняется от истины. Не подтверждается, по нашим данным, заявление Г.Арутюнова, что он «в шестидесятые годы по поручению Комиссии Президиума ЦК КПСС изучал архивные документы, связанные с деятельностью Сталина». Не подкрепляется должным образом и стремление авторов статьи ради исторической правды, всестороннего ее раскрытия помочь нынешней Комиссии Политбюро ЦК «представлением новых документов, касающихся личности Сталина». И вот почему.
Основной такой «новый» документ, используемый Г.Арутюновым и Ф.Волковым как доказательство связей Сталина с Охранкой - «письмо Еремина», неоднократно публиковавшееся за рубежом, в частности в монографии Фишера «Жизнь и смерть Сталина». Известный советолог Эдуард Смит предполагает, что «письмо Еремина» было в свое время воспроизведено кем-то из русских эмигрантов по памяти с утраченного оригинала. Этим, по его мнению, и обусловлены присутствующие в документе отклонения, не позволяющие признать его подлинным
12).

По вполне понятным причинам Ф.Волков и Г.Арутюнов не приводят номера фонда и единицы хранения публикуемого ими письма. Такого фонда попросту нет.

Выдумано авторами утверждение, что «в 1962 году Шатуновская поставила перед ЦК КПСС вопрос об обнародовании материалов о Сталине как агенте царской Охранки». На самом деле Хрущев был информирован только о зарубежных материалах на эту тему, на что и последовал его ответ, приведенный в статье.
О своей «находке» Г.Арутюнов объявил в 1987 году. Мы ему тогда поверили, полагая, что он серьезно исследует вопрос. Вместо этого им с участием Ф.Волкова были предприняты попытки придать материалам сенсационный характер …».

Однако осрамившиеся доктора исторических наук действуют по принципу: «наглость - второе счастье». Вот что пишет Ф.Волков в книге, вышедшей три года спустя13):

Б.И.Каптелов и З.И.Перегудова утверждают, пытаясь опровергнуть документ, что «во-первых, в 1913 году Енисейского Охранного отделения как такового не существовало». Столь компетентным товарищам следовало бы знать, что Енисейское Охранное отделение, по имеющимся документам, существовало.
Так, в справке царской Охранки за №2840 от 19 декабря 1911 г., выданной ссыльно-поселенцу Елизавете Румба, говорится: «Дано знать приставу 3-го Енисейского уезда и сообщено тюремному отделению Енисейского (22) губернского управления, начальнику Енисейского губернского управления (курсив мой - Ф.В.) и отделения корпуса жандармов ротмистру Железнякову.

Перед нами, говоря словами известного сатирика Аркадия Райкина, явная попытка «запустить дурочку»: Каптелов и Перегудова пишут о том, что в 1913 году не существовало Енисейского Охранного отделения, а Ф.Волков «опровергает» их документом, свидетельствующим, что в 1911 году существовало Енисейское губернское управление корпуса жандармов - совершенно другая структура.

Следующий перл «историка» выглядит так:

«Б.Каптелов и З.Перегудова, как и другие исследователи, не оспаривают подлинность документа, но заявляют, что его не имеется в ЦГАОР; речь идет о документе, свидетельствующем о заседании Бакинского комитета РСДРП»14).

Резонный вопрос - а как можно «оспаривать подлинность документа», если самого документа не существует? Невольно приходят на память слова одного из героев американской комедии «Криминальное чтиво»:

«Скажи пожалуйста, ты видел на входе сюда табличку «Склад дохлых негров?» Нет? А почему ты ее не видел? Потому что там нет такой таблички!»

Однако история фальшивки на этом не кончается. Угар горбачевско-яковлевских разоблачений понемногу рассеивается, народ начинает переоценивать роль Сталина в истории нашей страны. Чтобы процесс не зашел слишком далеко, надо срочно в очередной раз «обличить тирана» в газетах и по телевизору, благо недобросовестных историков для такой работы более чем достаточно.

И вот в газете «Известия» от 19.09.1997 года появляется статья «Сталин был агентом царской Охранки», подписанная неким Александром Нечаевым, обозревателем ИТАР-ТАСС. С энтузиазмом курицы, снесшей яйцо, автор сообщает:

»«Вождь всех времен и народов» Иосиф Сталин, который почти тридцать лет руководил советским государством, в 1906 году был завербован царской охранкой и вплоть до своего избрания в ЦК партии в 1910 году поставлял жандармерии «ценные агентурные сведения», утверждается в документе, фотокопия которого впервые появилась в России. Ее случайно обнаружил исследователь, публицист и профессор Московского государственного строительного университета Юрий Хечинов во время недавней работы над архивом младшей дочери Л.Н.Толстого Александры Львовны Толстой»15).

Речь, разумеется, идет все о том же «ереминском письме».

«Хечинов не сомневается, что найденная им копия сделана с подлинного документа, по нескольким причинам. Во-первых, подпись Еремина удостоверил бывший генерал Охранного отделения Александр Спиридович … Другим подтверждением подлинности документа является тот факт, что его оригинал был затем за крупную сумму заложен фондом в один из американских банков, где и находится по сей день»16).

Иных «подтверждений» подлинности письма в заметке не приводится. К свидетельству генерала Спиридовича мы вскоре вернемся, что же касается второго «доказательства», то оно не соответствует истине, так как «документ» был не «заложен» в один из американских банков, а помещен туда на хранение.

Попутно профессор Хечинов наглядно демонстрирует свое невежество в обсуждаемом вопросе, дав к «ереминскому письму» следующий авторский комментарий:

«После избрания Сталина в Центральный комитет партии в г. Прага (в 1910 году - Авт.) Сталин по возвращении в Петербург …»17).

Общеизвестно, что Сталин был избран, а точнее, кооптирован в ЦК не в 1910, а в 1912 году.

Однако, как мы видели, «историкам» «наезжающим» на Сталина, прощаются и не такие ляпы. Но здесь Хечинов зарвался - попытался присвоить себе лавры первооткрывателя «документа», за что и получил две недели спустя отповедь в тех же «Известиях» от еще одного доктора исторических наук - проживающего в Бостоне Ю.Г.Фельштинского:

«В заметке «Сталин был агентом царской охранки (19 сентября 1997 года) профессор Юрий Хечинов сообщает о «найденном» им в Толстовском фонде, в Нью-Йорке, письме заведующего Особым отделом департамента полиции Еремина об агентурной работе Сталина. Но ведь этот документ давно известен и за границей, и в России! Впервые он был опубликован в журнале «Лайф» в апреле 1956 года. В последующие дни и недели - широко представлен в эмигрантской печати и вызвал полемику.
В России письмо приводилось в «Московской правде» еще в марте 1989 года и с этого времени вошло в историографию под названием «Ереминский документ». Оно неоднократно перепечатывалось в российских газетах и журналах …
«Новое русское слово» подробно рассказало об истории документа. Ю.Хечинов, судя по его недавнему телеинтервью, о ней знал. Знал, что письмо было вывезено из Китая, передано профессору М.П.Головачеву, а в 1947 году - Макарову, Бахметьеву и Сергеевскому - политическим деятелям эмиграции. Знал об экспертизе письма во Франции и Америке. О том, что оно всем давно известно. И тем не менее, захотел предстать первооткрывателем документа, обнародованного за границей более сорока, а в России более семи лет назад»
18).

Примечательно, что уличив Ю.Хечинова, Ю.Фельштинский умудрился ни разу не обмолвиться в своей обширной статье о такой «мелочи», что «Ереминский документ» давно признан фальшивкой. И это не удивительно, поскольку сам Фельштинский является активным пропагандистом версии о «провокаторстве» Сталина. Поэтому, попеняв Хечинову за попытку присвоить чужую «славу», он приводит в своей публикации «действительно новый документ, касающийся провокаторства Сталина, который нигде ранее не публиковался» - то самое пресловутое письмо генерала Спиридовича, в котором последний подтверждает подлинность подписи Еремина.

Насколько же авторитетно это свидетельство? Судите сами: генерал Спиридович написал свое письмо в 80-летнем возрасте, спустя сорок лет после обсуждаемых событий. А единственным образцом подписи Еремина, доступным ему для сравнения, была надпись, выгравированная на серебряном кувшине, которая, к тому же, сильно отличается от подписи на «документе» (достаточно взглянуть на приведенную выше фотокопию).

Легко догадаться, что точку в этой истории ставить рано. В последнее время либеральные СМИ в очередной раз начали истерику по поводу «возвращения Сталина». А значит, надо ждать новых «сенсационных открытий», новых публикаций «письма Еремина».

Есть во всей этой истории одна характерная черта, общая для всех ее этапов, а именно - вопиющее невежество изготовителей и публикаторов «документа», соединенное со столь же вопиющей недобросовестностью. И это при том, что среди апологетов фальшивки мы видим как минимум четырех докторов исторических наук. За что только присуждали им ученые степени?

В свое время историки Г.А.Бордюгов и В.А.Козлов привели в одной из книг адресованное им четверостишие, присланное кем-то из читателей. Думается, оно очень подходит героям данной статьи:

О вы, вернейшие придворные риторики,
Властью остепененные и дрессированные историки,
Врали, врете и будете врать
Дабы, по указке, народу мозги засорять19)

Да, эти стихи, мягко говоря, корявы. Но именно поэтому они лучше всего подойдут в качестве эпиграфа к эпопее «Ереминского документа» - не просто фальсификации, но фальсификации халтурной.

1) Б.Каптелов, З.Перегудова. Был ли Сталин агентом Охранки? / Родина. 1989, №5. С.69.
2) Троцкий Л.Д. Сталин. Т.2 / Под ред. Ю.Фельштинского. М., 1990. С.148.
3) Там же. С.159.
4) Приведено по: Был ли Сталин агентом Охранки? / Под ред. Ю.Фельштинского. М., 1999. С.17-18.
5) Суварин (Лифшиц) Борис Константинович (1895-1984). Французский социалист, журналист. Родился в Киеве. В 1900 г. с родителями переехал во Францию. В годы 1-й мировой войны - руководитель Комитета за III Интернационал. Один из основателей и руководителей КП Франции. Лидер левого крыла партии. Представитель ФКП в Коминтерне. В 1924 г. исключен из партии за поддержку Л.Д.Троцкого. В дальнейшем отошел от троцкизма, сотрудничал в буржуазной прессе.
6) Хроника фальшивок / Est & Quest (Париж). 1-15 мая 1956, №151. С.17. Пер. с фр. Цит. по: Был ли Сталин агентом Охранки? / Под ред. Ю.Фельштинского. М., 1999. С.250.
7) Б.Каптелов, З.Перегудова. Был ли Сталин агентом Охранки? / Родина. 1989, №5. С.66-69; З.И.Перегудова. Был ли Сталин агентом Охранки? / Общая газета. 9-15 октября 1997, №40 (219). С.15
8) Хроника фальшивок / Est & Quest, 1-15 июня 1956. №153, с.21-24. Пер. с фр. Цит. по: Был ли Сталин агентом Охранки? / Под ред. Ю.Фельштинского. М., 1999. С.272.
9) Г.Арутюнов, Ф.Волков. Перед судом истории / Московская правда. 1989, 30 марта. С.3.
10) Московская правда. 1989, 2 июля. С.4.
11) Имеется в виду публикация в «Лайф» от 23 апреля 1956 г
12) Интересно, если сфабриковать письмо, «доказывающее», что сам Эдуард Смит был в свое время агентом КГБ, а когда обман раскроется, заявить, что письмо «воспроизведено по памяти с утраченного оригинала», чем и объясняются «присутствующие в документе отклонения» - как отнесется к подобной «аргументации» американский суд?
13) Волков Ф.Д. Взлет и падение Сталина. М., 1992. С.21-22.
14) Там же. С.22.
15) А.Нечаев. Сталин был агентом царской Охранки / Известия. 19 сентября 1997.
16) , 17) Там же.
18) Ю.Фельштинский. Еще раз о Сталине, агенте охранки / Известия. 2 октября 1997
19) Бордюгов Г.А., Козлов В.А. История и конъюнктура: субъективные заметки об истории советского общества. М., 1992. С.310.
док/пыхалов_история_одной_фальшивки.txt · Последние изменения: 2009/12/30 12:26 — a_rakovskij
 
За исключением случаев, когда указано иное, содержимое этой вики предоставляется на условиях следующей лицензии: CC Attribution-Noncommercial-Share Alike 3.0 Unported
Recent changes RSS feed Donate Powered by PHP Valid XHTML 1.0 Valid CSS Driven by DokuWiki